Морозовск Среда, 25 ноября
Общество, 25.10.2020 12:01

Был ли ковид: данные в свидетельстве о смерти 56-летней морозовчанки и в документе от ростовской лаборатории оказались противоположными

Морозовчанка Оксана Ставрунова обратилась в редакцию "Блокнот Морозовск" и рассказала о том, как умерла ее мама, Елена Лагутина.

56-летняя женщина угасла очень быстро. Только что это была крепкая, активная, относительно здоровая женщина. И внезапно ее не стало.

Как?

Почему?

Оксана не понимает. Но хочет разобраться.

В справке о смерти причиной названы "синдром респираторного расстройства (дистреса)", "другая пневмония" и ... "коронавирусная инфекция, вызванная вирусом COVID-19". Вирус идентифицирован и подтвержден лабораторным тестированием. Об этом также сказано в этой справке.


_Jz_3BPZsx0.jpg


 

Но когда пришел результат анализа из Ростова из клиники-диагностической лаборатории, в нем чёрным по белому было написано: "COVID-19 не обнаружено"!


7m4ZxPUHzPU.jpg

- Мне кажется, что врачи что-то не договаривают, - рассказала  "Блокнот Морозовск" Оксана.

Она не верит, что ковид мог так быстро "сожрать" человека. Да и был ли этот ковид...

- С 31 августа мама пошла на больничный, - едва сдерживая слезы вспоминает Оксана. - Отчего-то прихватило ногу. У нее ранее были диагностированы поясничные грыжи, года 3 назад, после прохождения МРТ. Тогда ей посоветовали ничего с ними не делать, просто наблюдаться время от времени. Когда заболела нога, вызвали врача. Приехала Людмила Жохова, терапевт. Поставила ей остеохондроз. На следующий день мы позвонили в поликлинику и потребовали, чтобы приехал невропатолог. Приехала Надежда Шаповалова, посмотрела, назначила лечение. Мы прокололи маме лекарства. Боли у нее были сильные. Потом некоторое время всё было хорошо, она начала вставать, чувствовала себя намного лучше. Потом уже мама сама ходила на прием к Шаповаловой. Та что-то молча писала в карточке. И только придя продлевать больничный, мама случайно узнала, что, оказывается, ее направляли в Ростов, а она, якобы, всё время отказывалась. Мама поругалась с врачом, пытаясь выяснить, почему ей об этом ничего не говорили, но та не пожелала разговаривать. 

В итоге Елене предложили лечь в больницу, прокапаться. Мест не было, поэтому госпитализировали ее только 25 сентября. Дочь покупала для нее лекарства по назначению врача. Много лекарств. В аптеке даже удивлялись: "Кому это вы столько берете?". Уходило по 1500-2000 рублей в день.

- Вскоре маме стало лучше, она перешла на дневной стационар, - рассказала Оксана. - Но вдруг резко всё изменилось. Криком кричит, нога болит или что-то ещё, она не могла толком объяснить. Врачи пожимали плечами. При этом анализы у нее, как она сама говорила, никто не взял. Ни кровь, ни мочу. Что лечили - неизвестно. Но когда попытались расспросить Бабий, та отвечала: "Ну что я вам скажу? Вам надо в Ростов на МРТ". И мама стала просить, чтобы мы ее забрали домой. Ей становилось хуже. Как мне стало известно, ей ставили капельницу с эуфилином и какой-то болтушкой. Зачем? Ведь эуфилин, как я помню, назначают при астме или когда человеку тяжело дышать. А у мамы с дыханием всё было в порядке... А тут ещё женщины в палате стали спрашивать, что я давала врачу. Я поинтересовалась, о чем они. Сказали: "Ну как же, это давно так" и пояснили, что "Пять тысяч нужно давать". Я же давать ничего ей не собиралась. За что? Мы забрали маму из больницы 6 октября, выписка заняла минут 40. Повезли в Белую Калитву. Сделали МРТ. Было всё нормально, мама повеселела вроде даже, пока ехали. Но уже 7 октября у нее появилась какая-то слабость, перестала есть. Давление было очень низкое. Вызвали скорую, сказали, нужен рентген. Была двусторонняя пневмония. В этот же день мы вызывали невропатолога, приехал Александр Писаренко, выписал пару ноотропных препаратов. 8 октября матери померили сатурацию - низкая, срочно в больницу. Она согласилась, потому что чувствовала себя плохо. Привезли в "инфекцию", вышел доктор и говорит: "А куда я ее положу? У меня есть палата, где лежат двое с подтвержденным ковидом". Но в итоге всё-таки госпитализировали. Дыхание уже было тяжелое. Вечером я еле дозвонилась в больницу, сказали, что всё очень плохо. А 9 октября с 6:40... она умерла...

В морге дочери даже не дали подойти к телу матери.

- Ее в мешке положили в гроб и закрыли, - рассказала Оксана. - Так и похоронили. Нельзя было ни домой привезти, ни посмотреть на нее напоследок... В заключении о смерти указали, что у нее был ковид. После похорон всю семью продержали на карантине 14 дней, все сдавали анализы, у всех ковида нет. Был ли он у матери? По результатам анализов, пришедших из Ростова - не было. А по свидетельству о смерти - было. Оксану не устроило это противоречие. Она не знает, что погубило ее маму: внезапно возникший ковид, не связанное с ним воспаление легких или ошибки в лечении по неврологии. Она обратилась в прокуратуру.

0a3kE20C0fA.jpg

Елена Лагутина


Наталья Дровалёва

контакты.jpg
Новости на Блoкнoт-Морозовск
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое